«Законопроект Мизулиной» в фокусе цивилизационного самоопределения России

«Законопроект Мизулиной» в фокусе цивилизационного самоопределения России

Конституция является чертежом государственного и общественного устройства страны, проецирующим корпус законов более низкого уровня. Ряд поправок в Конституцию России 2020 года коснулись семейно-брачных отношений, что предполагает внесения изменений в Семейный кодекс и иные законы. Важнейшими новыми конституционными положениями стало: утверждение приоритетности семейного воспитания (статья 67), защита института семьи в единстве ее составляющих - отцовства, материнства и детства (статья 72), определение брака как союза мужчины и женщины и его поддержка в таком качестве (статья 72), ответственность правительства за сохранение традиционных семейных ценностей (статья 114). Законопроект N 989008-7 «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации в целях укрепления института семьи», подучивший известность как законопроект члена Совета Федерации Е.Б. Мизулиной, как раз и является естественной законодательной проекцией внесенных поправок.

Однако он вызвал резкие протестные манифестации, сконцентрированные вокруг двух проблем - дискриминации прав представителей ЛГБТ-сообщества и ущемление прав детей на защиту от семейного насилия. Би-Би-Си даже обвинила законопроект в фашизме. Но это реакция на Западе и среди западноориентированной части российской общественности. Между тем, есть широкая группа стран Востока, с гораздо более жестким законодательством в отношении сексуальных меньшинств – криминализацией гомосексуализма и с более широкими правами глав семей - фактическое установление семейной иерархии. Соответственно, и ракурс законопроекта Мизулиной в предлагаемом рассмотрении - общая повестка цивилизационного самоопределения России.

Говорят, что главным фактором новой российской конфронтации с Западом явилось даже не столько присоединение Крыма к России, сколько принятие законодательных ограничений на федеральном и региональном уровне гейской пропаганды. На основании этого, необходимо напомнить, развертывалась даже кампания бойкота Олимпийских игр в Сочи. Украинский конфликт пришелся в этом отношении ко времени и стал своеобразным прикрытием другого противоречия.

Противоречие, о котором идет речь естественно в сути своей идет не о дискриминации прав сексуальным меньшинств. Речь о другом - важнейшей составляющей современного мирового элитогенеза. Не будет сегодня открытием обнаружение факта наличие ЛГБТ-лобби при формировании элит в мире и, в первую очередь, элит Запада. С конфликтом с этой группировкой связывается, к примеру, уход с папского престола Бенедикта XVI и отстранение с политического Олимпа Сильвио Берлускони. Антигейские и антипедофильские законодательные инициативы в России, надо понимать, стали, если называть вещи своими именами, вызовом против мировой элиты (во всяком случае ее значимой группировки).

Характерно, что в тоже самое время, когда Россия принимает антигейские законодательные установления, США легализуют при Б. Обаме однополые браки. И вот на посольстве США в Москве в первый день голосования по поправкам в Конституцию РФ вывешивается рядом с американским звезно-полосатым флагом, радужный флаг ЛГБТ-сообщества.

Законопроект Мизулиной предлагает запретить регистрацию однополых браков и усыновление трансгедерами детей. Регистрации однополых браков в России не было и прежде, и внесение соответствующей нормы в законопроект в значительной степени акт символической политики. Та сторона манифестирует через радужный флаг, как реально выстраивается мировая элита, хотя напрямую это никто не может сказать. Россия в свою очередь манифестирует, что она суверенна и правила мировой элитаристской кооптации не принимает. Речь идет, подчеркиваю, не о сексуальных меньшинствах, в отношении которых мало что меняется, а о суверенитете России.

Ювенальный фашизм - к сожалению, это не пропагандистский жупел, а реальный механизм отторжения детей от родителей. В странах «развитого либерализма» такая практика поставлена на конвейер. Соответствующие неединичные прецеденты имеются и в России. Основания для отторжения могут быть самые различные - от вольно трактуемого домашнего насилия, до не менее субъективно определяемой бедности или отсутствия у ребенка комфортных условий. Наверняка, младенца Христа, родившегося в Вифлеемской пещере, современные органы опеки отняли бы у Богородицы на основании недостаточной комфортности быта ребенка.

И вот уже не родители определяют, как им воспитывать детей, а некие чиновники. Не ясно кто эти люди и почему они считаются специалистами по воспитанию. Но имея возможность отторгать ребенка от семьи без судебного на то решения, чиновник этот способен осуществлять произвол, в том числе сводить счеты с непонравившимися родителями. Начинаясь с защиты прав человека, ювенальные институции в таком виде приходят к беспрецедентной степени тоталитарности. Самые жуткие образы в истории - рабство, набеги народов, промышлявших разбоем, сопряженных с отторжением детей от родителей парадоксальным образом всплывают в третьем тысячелетии.

Так что угрозы, адресуемые фактически каждой семье со стороны ювенального Молоха, при условии выстраивания соответствующей правовой среды реально существуют. И российское законодательство, в чем и состоит вызов момента, либо даст зеленый свет ювенальному тоталитаризму, либо создаст на его пути непреодолимые барьеры. Такие барьеры и устанавливает законопроект Мизулиной, тогда как его противники, продвигают под предлогом беспредельности семейного насилия в России сценарий противоположный.

Ювенальное право в том виде, в котором его пытаются внедрить сегодня, выстраивается в культурном отношении - на западной и в идеологическом - на либеральной платформе. Основу их составляет понимание человека как индивидуума. Ребенок - такой же индивидуум, как и взрослые, а соответственно, ни родители, ни учителя не имеют в этой логике права нарушать пространство его индивидуальности. Ювенальная юстиция и призвана защитить ребенка-индивидуума.

Для незападных культур и нелиберальных идеологий человек не является индивидуумом, а есть социальное существо. Ребенок в этой логике становится человеком только в связях его с другими людьми, только через социализацию. Исходно она начинается в семье. Ребенок неотделим от семьи, а сама семья воспринимается как нечто цельное, с внутренним половозрастным распределением ролей.
Законопроект Мизулиной, утверждая презумпцию невиновности семьи, может рассматриваться как первый шаг в выстраивании идентично российской системы права вместо системы, калькирующей опыт Запада.

Багдасарян В.Э.,
доктор исторических наук, профессор
Опубликовал Politolog, 25-07-2020, 12:43
0
Уважаемый посетитель, в данный момент Вы зашли на этот сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Личный кабинет