Совместима ли советскость и русскостью?

Совместима ли советскость и русскостью?
Не так давно на страницах «МК» в рубрике «Свободная тема» была опубликована статья главного научного сотрудника Института экономики РАН, доктора философских наук Александра Ципко «Антикоммунистическая революция в России захлебнулась. Почему реабилитация большевистского ЧК стала неизбежной» [1]. В ней автор (гордящейся тем, что Пятое управления КГБ причисляло его к «антисоветчикам») высказывает свое разочарование по поводу участия в шоу Владимира Соловьев, куда он пришел «с верой в то, что все же в 1991 году состоялась желанная для меня антикоммунистическая революция, что мы наконец-то отделили национальные ценности от идеалов Октября», а «ушел после задиристого спора с телеведущим о сущности Конституции 1993 года с сознанием того, что я был слишком оптимистичен в оценке перемен, происшедших в стране. К 2017 г. к моменту празднования столетнего юбилея создания ВЧК, от августовской революции 1991 г. мало что осталось».

Вслед за другими доморощенными либералами Ципко протестует против реабилитации (самим фактом празднования юбилея) этого «карающего меча революции», и сетует на то, что несмотря на свершившуюся в России антикоммунистическую революция, власть до сих пор не покаялась за советское прошлое - «осуждения на государственном уровне преступлений советской власти, в том числе преступлений Сталина, осуждение «большого террора» так и не было».

И это непокаяние, по мнению либерального философа, обусловливается (помимо прочего) тем, что « у нас не было и до сих пор нет субъекта для моральной оценки своей национальной истории, для сопереживания мукам и страданиями тех же жертв ЧК-НКВД». В отличие от стран Восточной Европы, антикоммунистическая революция в России «была инициативой всего лишь меньшинства – активно мыслящей интеллигенции. А большинство (т.е. народ, которого Ципко лишает субъектности), когда осознало, что демократические реформы ничего не дают, спокойно вернулось к тем привычным ценностям, которыми они жили до 1991 года» [2].

То есть к ценностям, так или иначе связанным с идеалами Октября, и воплощенных в советском образе жизни, или, если воспользоваться терминологией Ципко, в «советскости». В этом плане примечательны следующие строки философа- «антисоветчика»: «Чем больше разочарования в демократических реформах 1990-х, тем сильнее запрос на реабилитацию советскости. И сегодня просуществовавшая свободной два десятилетия русскость начала снова соединяться с советскостью».

Этот признание является ничем иным как признанием того очевидного факта, что на поверку либерально-радикальные демократические реформы оказались несовместимыми с «русскостью», т.е. с нашим русским (евразийским) менталитетом, который (точно также, как и у других народов) образует прочную корневую систему народного духа и бытия, пересадить которую на иную почву или кардинальным образом изменить нельзя.

Жизнеустройство любого народа, справедливо пишет видный российский политолог и философ Сергей Кара-Мурза, - «базируется на больших технико-социальных системах… Сложившись в зависимости от природной среды, культуры, доступности ресурсов и конкретных исторических условий, такие системы становятся матрицами, на которых воспроизводится общество. Переплетаясь друг с другом, эти матрицы «держат» страну и культуру и задают то пространство, в котором существует страна и народ. Складываясь исторически…, эти матрицы обладают большой инерцией, так что замена их на другие, даже действительно более совершенные, всегда требует больших затрат, а может повести и к катастрофическим потерям» [3].

При этом решающее значение имеют конкретные средовые условия, в которых происходит взаимодействие менталитета и внешнего давления (проводимых властями преобразований и реформ). Одно дело – условия эволюции, т.е. естественноисторического поступательного развития, когда новое зарождается в недрах старого и, постепенно отрицая его, тем не менее, всегда несет на себе его глубокий отпечаток. И совершенно другое дело – условия революции, когда новое внедряется в жизнь насильственно, посредством уничтожения взращенного эволюцией старого.

В первом случае (т.е. в условиях эволюционного развития) рыночные отношения как бы выводятся (вырастают) из менталитета нации, что придает им свой особый национальный колорит. В этих условиях рынок и менталитет сосуществуют если и не в полной гармонии и согласии друг с другом, то, по меньшей мере, толерантно, на принципах взаимной терпимости и «мирного сожительства».

Во втором случае (т.е. в условиях революции) ситуация складывается совершенно по-другому. Здесь рынок по отношению к национальному менталитету выступает «чужеродным телом» - своего рода «имплантантом», который путем «открытого хирургического вмешательства» (по принуждению властей) пытаются вживить в общественный организм. В этой ситуации менталитет чаще всего начинает играть роль механизма отторжения. И, как результат, эффект от «операции» нередко оказывается не таким, каким ожидался.

Именно по этому второму сценарию развиваются события в современной России. И все попытки ее рыночной «вестернизации» в том виде, в каком они осуществляются до сих пор, все в большей мере наталкиваются на растущее сопротивление нашего «евразийского» менталитета. Менталитета, который в целом не очень-то вписывается в привычные практики и базовые ценности евро-американской цивилизации и носит по преимуществу «антирыночный», «нелиберальный» характер.

Отсутствие (или повальный дефицит) в либеральных (по содержанию и целеполаганию) рыночных реформах ментальной идентичности - это как раз то, что позволяет ответить на вопрос, почему «просуществовавшая свободной два десятилетия русскость начала снова соединяться с советскостью». Только потому, что по отношению к национальному менталитету «советскость» изначально не была чужеродным телом. И так или иначе вписывалась в привычные практики и устои народной жизни, т.е. была вполне совместима с «русскостью», хотя и не тождественна ей. Ну а если и можно говорить об ее «инородности», то только в смысле западного происхождения марксизма.

Здесь уместно воспроизвести не утратившую свою актуальность трактовку причин торжества большевизма непревзойденным знатоком русской души Николаем Бердяевым, который умозаключал по этому поводу, что большевизм умело «воспользовался русскими традициями деспотического управления сверху, и вместо непривычной демократии, для которой не было навыков, провозгласил диктатуру, более схожую со старым царизмом. Он воспользовался свойствами русской души, во всем противоположной секуляризированному буржуазному обществу, ее религиозностью, ее догматизмом и максимализмом, ее исканием социальной правды и царства Божьего на земле, ее способностью к жертвам и терпеливому несению страданий ... Он соответствовал отсутствию в русском народе римских понятий о собственности и буржуазных добродетелях, соответствовал русскому коллективизму, имевшему религиозные корни» [4].
Как бы там ни было, но возврат к «советскости» – это зримое проявление того, что та форма капитализма, которая сегодня имеет место в нашей стране, в нашей экономике, народом отвергается. Все большее число россиян считает, что с «капиталистическим раем» (неправедным, без созидания, богатством для меньшинства власть политическую и экономическую имущих и незаслуженной унижающей человеческое достоинство нищетой и бедностью для большинства) в России пора заканчивать и возвращаться модифицированной социалистической системе, где в числе приоритетов деятельности государства и правящей партии провозглашается удовлетворение запроса общества на социальную справедливость [5].

Известный актер и режиссер Владимир Меньшов не без основания заявляет: «мы уже «испорчены» тем социализмом, пусть он был не самый правильный и не самый красивый, но он был у нас. Мы жили в гораздо более справедливом обществе, чем капиталистическое. И каждый раз, когда мы делаем шаги в сторону дикого капитализма, к которому некоторые из наших руководителей призывают все время – пусть выживает сильнейший, - этот социал-дарвинизм не помещается в наших мозгах. Китайцы что-то нащупали свое между двумя общественными строями и двигаются успешно. Я думаю, нам тоже надо куда-то в похожую сторону смотреть. Возможно, что мы как раз сейчас нащупываем этот путь» [6].

Примечания

1. Ципко Александр. Антикоммунистическая революция в России захлебнулась. Почему реабилитация большевистского ЧК стала неизбежной. // Московский комсомолец. 2018, 16 января.
2. Стенания по поводу того, что народ-де у нас никудышный – безмолвствует несмотря на «плачевное» состояние демократии в стране, нарушения в области соблюдения неотчуждаемых прав и свобод личности, беспредел коррумпированной бюрократии и т.д. - одна из примечательных характеристик социально-психологического портрета нашей либеральной интеллигенции, именуемой себя не иначе, как «креативный класс». Особенно «изгаляются» над народом уничижительными эпитетами, наши эпатажные представителей «богемы». В их глазах - это не народ, а «биологический мусор», тупое стадо, которое, голосуя на выборах за Путина, диктует «цвету нации», как жить дальше. На самом деле все обстоит с точностью до наоборот. Быдло не народ, а те, кто считает его таковым. Ибо основной признак быдла как раз и есть притязания на исключительность. Весть мировой опыт свидетельствует, что не бывает хороших и плохих народов. Любой народ всегда предстает таким, каким его сделала истории. И русский (российский) народ в этом плане не исключение.
3. Кара-Мурза С.Г. Матрица «Россия» /Сергей Кара-Мурза. - М.: Алгоритм. 2007. С.5-6.
4. Н.А. Бердяев. Философия свободы. Истоки и смысл русского коммунизма. – М.: ЗАО «Сварог и К», 1997. С.369
5. См. подробно: Муштук О.З. Назад, к социализму? // «Обозреватель –Observer» 2017. №5, С.69-82
6. Владимир Меньшов. Для нашей «культурной» богемы голые на сцене – свои, а Крым – не свой. Интервью. //Комсомольская правда. 2017, 11 декабря)



Орест Захарович Муштук –
кандидат исторических наук, профессор,
заведующий кафедрой политологии.
Университет «Синергия»
Опубликовал Politolog, 31-03-2018, 10:59
0
Уважаемый посетитель, в данный момент Вы зашли на этот сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Личный кабинет