«Порадеть родному человечку» как фразеологическое обрамление коррупции

«Порадеть родному человечку» как фразеологическое  обрамление коррупции

Выступая на первом заседании Совета при Президенте РФ по борьбе с коррупцией (март 2004 г.) и анализируя ситуацию, сложившуюся в нашей стране, В.В. Путин высказал целый ряд важных умозаключений, которые не утратили своей актуальности и сегодня. Это касается прежде всего самого определения понятия коррупции - было сказано, что «у нас в России под коррупцией в основном понимается взяточничество. Между тем как социальное явление коррупция гораздо более сложное образование, а ее последствия крайне негативно сказываются на самых разных сферах государственной и общественной жизни: от экономики до морали» (1).

И с эти мнением нельзя не согласится – ибо помимо казнокрадства и мздоимства, однозначно трактуемых законом как преступления, измеряемые рублем, коррупция включает целый комплекс ущербных для общества деяний, связанных с различными формами девиантного поведения, которые в современном политическом лексиконе россиян обозначаются такими очень расхожими эвфемизмами, как «административный ресурс» и «телефонное право».

Именно это имеет ввиду В.В. Путин, когда говорит, что «коррупция тесно связана с различными формами злоупотребления властью, причем на всех ее уровнях: это и предоставление всякого рода преференций так называемым «приближенным» предпринимателям, и создание внеправовых преимуществ при получении государственных услуг, и многое-многое другое».

Говоря иначе, речь идет служебном покровительства родственникам и знакомым в виде кумовства и фаворитизма, а также блате, когда разного рода материальные и нематериальные блага получают в обход принятых законом правил по ЗиСу, т.е. благодаря выгодному Знакомству и Содействию «нужных» людей в стане власть предержащих. Все это, заключает глава государства, - «приводит к нарушению равенства прав и самой свободы экономической деятельности, к неисполнению государством обязанности по обеспечению добросовестной конкуренции. Как результат, нарушаются законные права граждан, сковывается нормальное развитие экономики, создаются серьезные барьеры на пути экономического роста».

Особо опасным для общества является то, что перестают работать социальные лифты, резко сокращаются возможности и шансы на успех и приличную работу для молодежи. Одновременно углубляется сильное расслоение общества, появляется эффект «наследственной аристократии» (молодые «форс-мажоры»), провоцируется преступность и криминал. Как свидетельствует Первый секретарь Центрального комитета Ленинского коммунистического союза молодёжи Российской Федерации (ЛКСМ) с 2004 по 2013 год Юрий Афонин, «сделать сегодня карьеру в любой сфере без денег и связей становится все сложнее. Завершился процесс формирования правящей касты. Социальные лифты остановились. Теперь выходцам из обычных семей путь к благополучному будущему заказан» (2).

С этих же позиций выступает депутат Госдумы Оксана Дмитриева. «В России, - считает она, - отсутствуют социальные лифты, возможности для честного профессионального роста. В бюджетных учреждениях, госструктурах, крупных компаниях имеет место негативная селекция, когда продвижение наверх идет не за счет таланта, ума, а за счет совершенно других качеств…». Депутат указывает также на еще одно важное в этом плане обстоятельство: приход в начале 2000-х в управление бюджетными учреждениями и крупными компаниями так называемых «эффективных менеджеров». «Насколько они оказались эффективны, - замечает Дмитриева, - об этом можно судить по состоянию нашей экономики. Но именно они выдавили и продолжают выдавливать из России самых ярких и талантливых. Именно они создали систему, при которой талант, желание двигаться дальше и трудолюбие не гарантируют профессионального роста. Они установили себе зарплаты, которые в разы отличаются от доходов тех, кто реально создает продукт» (3).

Уместно в этой связи привести и мнение Ильи Шуманова – руководителя калининградского отделения Центра антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл – Россия, который подчеркивает: «успех в бизнесе сегодня становится почти невозможным без своих людей во власти. Молодые видят, как расцветают на госслужбе вполне себе посредственные личности, у кого дети учатся за границей, у кого самые дорогие дома, машины и побрякушки. С самого начала люди идут во власть обеспечить собственные интересы, интересы финансово-промышленных или родственных групп. На служению обществу просто не остается времени». При этом, продолжает Шаманов, - «бизнесмены сами, бывает, уходят во власть «пересидеть» сложные времена, обрасти новыми связями и неформальными возможностями, продолжая руководить компаниями. Многие уже давно действуют так: мать, отца пристроить в органы исполнительной власти, детей отправить в прокуратуру, полицию, ФСБ или в судейский корпус» (4).

Столь масштабное распространения «кумовского» или «блатного капитализма», капитализма для своих (по индексу этого капитализма, составленном в 2014 году журналом «The Economist», Россия входит в первую пятерку стран-лидеров (наряду с Гонконгом, Малайзией, Украиной и

Сингапуром), побудило Министерство юстиции инициировать разработку поправок в Уголовный кодекс РФ, КоАП РФ и закон «О противодействии коррупции», суть которых в расширении понятия взятки и, стало быть, оснований для наказания предоставляющих «блат» чиновников с формулировкой «услуги неимущественного характера», а также обеспечение «неправомерных преимуществ».

В СССР, как известно, коррупция в виде «блата», обусловливалась в значительной степени тотальным дефицитом. Обмен носил форму своеобразного бартера: я тебе достану чешскую люстру, ты мне — путевку в крымский санаторий. Сегодня в России фактор дефицита, если и не отсутствует вообще, то сведен до минимума. Однако практика оказания «нематериальных услуг» сохранилась. Как и сохранилось на определенном уровне «телефонное право». Но было бы ошибкой назвать их пережитками советского строя — такой вид взяток существует везде.

Трудно представить себе социум, в жизнедеятельности которого напрочь отсутствуют действия и явления, связанные с глаголами «уважить», «порадеть», «похлопотать», «позаботиться», «проявить внимание», «взять под крылышко» и пр. Иначе чем можно объяснить такой парадокс как-то, что входящий в пятерку стран-лидеров по блатному капитализму Сингапур традиционно входит в первую десятку государств, наименее подверженных коррупции как преступлению.

Говоря об услугах «неимущественного характера» и оказанию «неправомерных преимуществ», которые предлагается приравнивать к взяткам, инициаторы поправок включают в их число широкий спектр «содействий» и «благодеяний», в том числе: банкеты, организация досуга, оплата перелетов, зачисления детей в вузы на бюджетные места, отмазывание от армии, оформление страховки, трудоустройство родственников чиновников, а также разного рода содействие в карьерном продвижении, получении ученых степеней и званий и др.

В этот перечень включают даже интим-услуги - попарился чиновник в бане с девочками с низкой социальной ответственностью, обменял свою подпись на секс – получай срок. А в «состав лиц, несущих уголовную ответственность за незаконное получение вознаграждения, в связи с совершением действий (бездействия) в интересах дающего» предлагается включать не только чиновников, но и третейских судей (5).

Предлагаемые поправки по-разному оцениваются экспертами. Но при этом превалирует мнение, что новые понятия и дефиниции, не закрепленные законодательно, могут стать причиной многочисленных злоупотреблений и судебных ошибок. И что само по себе ужесточение законодательства еще нигде в мире не привело к уничтожению коррупции. Устранять надо не следствия, а причины и условия, порождающие и стимулирующие это социальное зло.

«Борьба с коррупцией, - говорится в Послании Президента РФ Федеральному Собранию от 01 декабря 2016 года, - это не шоу, она требует

профессионализма, серьезности и ответственности, только тогда она даст результат, получит осознанную, широкую поддержку со стороны общества» (6). При этом надо исходить из презумпции, что чиновник работает на общество, а не наоборот, и значит, оценку его работы должны давать люди, а не вышестоящий начальник. И чем больше будет реального общественного контроля и процедур общественного заверения работы чиновников, тем больше будет стремится к минимальным значениям в ней коррупционная составляющая.

_______________

1. http://dpr.ru/pravo/pravo_7_1.htm

2. Цит. по: Муштук О.З. Искушение бизнесом. Гримасы российского предпринимательства /О.З.Муштук – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Московская финансово-промышленная академия, 2011, с.84

3. Оксана Дмитриева. Почему лучшие убегают на Запад? // Аргументы и факты. 2016, №3

4. Илья Шуманов. Наказали? Поощрили! // Аргументы и факты. 2015, №33

5. См. подробнее: https://iz.ru/news/674081

6. http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_207978/


Орест Захарович Муштук –

кандидат исторических наук, профессор,

заведующий кафедрой политологии.

Университет «Синергия»
Опубликовал Politolog, 11-03-2018, 14:18
0
Уважаемый посетитель, в данный момент Вы зашли на этот сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Личный кабинет