Национальность – категория этно-социальная или гражданско-правовая?

Национальность – категория этно-социальная  или гражданско-правовая?
Не так давно на страницах «МК» в рубрике «Свободная тема» была опубликована статья журналиста Ильи Бараникаса «Отречемся от глупых традиций», в которой в качестве исходного тезиса говорится, что «не всякое историческое наследие заслуживает сохранения» [1]. В том числе наследие в виде тех или иных традиций. И в качестве «наглядного» примера традиции, которая подтверждает данный тезис и не заслуживает «благосклонного» к ней отношения, автор приводит пришедшее к нам из советского и более далекого прошлого «назойливое выяснение – чаще за глаза, но иногда в лицо – этнического происхождения человека («он, наверное, еврей, хотя и фамилия русская,» «Его мать то ли татарка, то ли узбечка» и т.п.)».

Отражением этой традиции - «сортировки граждан по крови,- продолжает Бараникас, - стала пресловутая пятая графа советских анкет «национальность». Она была записана во внутренних паспортах советских граждан, зато отсутствовала в загранпаспортах СССР – видимо потому, что ни одна нормальная страна не пыталась применить подобную классификацию в своих паспортах».

А что означает понятие национальность в «нормальных» странах? Всего лишь «принадлежность к той или иной нации – иначе говоря, гражданство. Национальность? Француз - гражданин Франции, Американец – гражданин США. А то что именуется «национальностью» в России по советской традиции – это этническое происхождение. Которое не имеет отношения к идентификации гражданина».

Действительно, в мировой практике понятие «национальность» чаще всего трактуется как синоним понятию «гражданство» [2]. Но такое тождество имеет право на жизнь только в моноэтнических (однонациональных) государствах, т.е. государствах, которые образовались на исторически сложившейся этнической территории той или иной нации (этноса) и воплощают её суверенитет.

Именно такими являются большинство европейских государств (Италия, Португалия, Дания, Польша, Исландия, Венгрия и др.), включая также государства с резким преобладанием одной нации при наличии более или менее значительных национальных меньшинств (Великобритания, Испания, Франция и др.) [3]. И только две страны имеют сложный и разнообразный в этническом отношении национальный состав – это Россия и Швейцария.
Поэтому если во Франции национальность – принадлежность к французской нации - синонимична понятию гражданства, то в России это не так. Здесь понятие национальности не синонимично понятию гражданства и используется, как, а) обозначение этносов, населяющих страну (при этом речь идет прежде всего о коренных этносах, сформировавшихся на территории России и большей частью на ней живущих - их более ста, и они составляют 94% населения); и как б) принадлежность человека по происхождению к одному из них (самосознание этнической принадлежности) [4].

Все члены этих этносов, в том числе и те, которые в виде диаспор представляют титульные нации из бывших советских республик, являются гражданами Российской Федерации (несмотря на то, что в составе Российской Федерации 85 субъектов, в том числе в виде национальных республик, гражданство для всех единое – российское). В результате проживающие в стране национальности образуют не единый этнос, а единый народ, т.е. понятие «народ» здесь предстает не как этническая категория (синоним понятию нация), а как категория гражданская, политико-правовая. Не случайно в Конституции РФ в статье 3 п.1 записано, что «носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ».

Но как единый многонациональный народ мы кто - россияне или русские? Комментируя предложение о создании закона о российской нации Станислав Говорухин заявил, что само слово «россиянин» вызывает у него отвращение. «Мы все время были многонациональным русским народом. Теперь стали россияне. Хотя для всего мира мы – русские. «Русские идут», «Хотят ли русские войны» … Весь мир нас знает, как русских! И будет знать еще много десятков лет. Мир не переучишь». При этом Говорухин подчеркивает, что в слово «русский» он вообще не вкладывает «никакого подтекста в смысле национальности». Для него в понятия «русский народ», «русские» входят все народы проживающие на территории России» [5].
В качестве еще одного аргумента в пользу такой трактовки слова «русский» Говорухин цитирует И. Тургенева: «потри любого русского – найдешь татарина», т.е. исходит из максимы, что этнически чистых (по плоти и крови) русских, как и других этносов (тех же французов или американцев) не существует. «Мы уже давно перемешались и с татарами, и с башкирами, и с украинцами, и с белорусами». Поэтому «русский» для Говорухина – это «представитель огромного народа, который живет на территории России» [5].

С этих же позиций выступает, и политический обозреватель «МК» Александр Минкин, подчеркивая, что нет «чистых русских, как нет чистых украинцев, чистых евреев. Сотни лет египетского рабства, десятки лет вавилонского плена уж, наверное, разбавили иудейскую кровь не меньше, чем трехсотлетнее татарское иго – русскую». И хотя «царская Россия не грешила излишним интернационализмом, различала внутри себя инородцев, но граждане России все были русские» [6]. И заключает: «Люди пусть считают себя кем хотят: татарами, чукчами, калмыками. Но Родина не должна разделять. Для России все граждане должны быть русскими. Тогда все будут патриотами своей страны, а не автономий, не территорий компактного проживания» [6].

Такая точка зрения не может не порождать вопроса о том, по какому критерию все жители России должны быть русскими - по национальности или по гражданству? Ответ очевиден – по гражданству. Может существовать (и действительно существует в «плавильном котле» США) многорасовая нация, но многонациональной нации нет нигде в мире. А что есть, когда под одной крышей (одним домом) веками живут многие национальности с коллективно пережитой, сообща выстраданной судьбой? В данном случае есть многонациональный народ, коим и является русский (российский) народ.

В нашем представлении, слова «русский» и «россиянин» надо воспринимать не как антиподы, а как слова одного смыслового ряда, т.е. синонимы. Еще при Петре Великом изначальные названия страны «Русь», а затем и «Росия» превращаются в «Россию», а «русские» – в «россиян». Как отдельный государство образующий (титульный) этнос русские одновременно и нация, и народ, но как межэтническая категория - только народ. Следовательно, Россия как федеративное государство есть юридически-правовая персонификация русских (россиян) не как нации, а как многонационального народа.

Не секрет, что В. Жириновский с момента его появления на политической авансцене постсоветской России призывает отказаться от советского наследия – деления страны по национальному признаку в виде национально-территориальных образований, объединенных в федерацию, которых никогда не было в дореволюционный период, и вернуться к существовавшему в то время административному делению по территориальному признаку. Идеал лидера ЛДПР - унитарная республика, единая, с делением на губернии на географической основе.

Такую же точки зрения разделяет и Александр Минкин. Приветствуя решения начала 1990-х об исключения из паспортов графу «национальность», он считает, что надо было идти дальше - «упразднить национальное деление России». Вместо этого тогдашний президент Б. Ельцин «призвал» руководителей бывших национальных автономий в составе РСФСР брать себе суверенитета ровно столько, сколько могут проглотить. И они начали брать, причем брать безоглядно, что породило сильные центробежные тенденции, придало процессам «суверенизации» ярко выраженный деструктивный характер и фактически вело к распаду страны.

В своей статья «Россия: национальный вопрос» В. Путин высказался по этому поводу вполне определенно: с распадом СССР «мы оказались на грани, а в отдельных известных регионах – и за гранью гражданской войны, причем именно на этнической почве. Огромным напряжением сил, большими жертвами эти очаги нам удалось погасить. Но это, конечно, не означает, что проблема снята» [7].

Между тем Минкин упрекает нынешнего Президента РФ в том, что «придя к власти в 2000 году, имея реальную поддержку большинства, имея рабски покорных чиновников-бандерлогов…» он мог «сделать великий исторический шаг - уничтожить национальное деление страны». Мог «приказать, чтобы вся Россия стала русской». В отличие от Б. Ельцина (с рейтингом, стремящимся к нулю), который «не мог даже если бы и захотел», В. Путин (имея, по мнению Минкина, абсолютную власть) мог, но не сделал этого.

А что было бы, если бы сделал? Большая вероятность того, что на месте России ценой большой крови стали возникать бы «удельные княжества и ханства». В любом случае это был бы шаг, «стимулирующий» движения страны именно в этом направлении. Этносы, почти столетие жившие в рамках национальных автономий (а после августа 1991 г. уже даже не автономий, а национальных республик), вряд ли согласились бы на статус этнографических групп, лишенных своей именной территории. Не лишне в этой связи вспомнить, что далеко не на «ура» многими из них была воспринята ликвидация в наших паспортах графы «национальность».

Не вызывает сомнения, что в области межнациональных отношений, как ни в какой другой, при принятии решений надо не рубить с плеча, а исходить из принципа: прежде чем один раз отрезать, надо семь раз отмерить. И то, что нужно России сегодня в этой области, так это не приказная ее руссификация, а, говоря словами В. Путина, «стратегия национальной политики, основанная на гражданском патриотизме. Любой человек, живущий в нашей стране, не должен забывать о своей вере и этнической принадлежности. Но он должен прежде всего быть гражданином России и гордиться этим. Никто не имеет права ставить национальные и религиозные особенности выше законов государства. Однако при этом сами законы государства должны учитывать национальные и религиозные особенности» [7].


Литература

1. Московский комсомолец. 2017, 09 октября
2. Не случайно современное английское слово nation в переводе на русский язык означает одновременно и народ, и нация, и народность, и государство, и страну, и все население.
3. Сегодня это чаще всего уже не соответствует действительности – под влиянием массовой миграции из стран Азии, Африки и Арабского Востока многие из этих стран становятся полиэтническими (многонациональными).
4. Следует подчеркнуть, что национальность существует объективно, не по личному выбору. Она наследуется человеком, а если и «избирается», то лишь в одном случае – при рождении от родителей разных национальностей. В реальной жизни, однако, этническая самоидентификация очень часто осуществляется не «по крови», а по культуре, языку и т.д. Ибо любой этнос как живой организм состоит не только из крови и плоти. Не менее существенной его составляющей является особый душевный строй, особый метальный дух, из которого проистекают чувства наро¬да, его мысли, верования, искусство и т.д., поэтому можно быть русским не по крови, а по духу, раствориться в нем, слиться с русской культурой, считать себя русским и быть таковым. «Нерусские русские» в России - это не только образная дефиниция, но и вполне осязаемая реальная жизнь.
5. Станислав Говорухин. «Для мира мы русские». Интервью. // Аргументы и факты. 2017, №1-2
6. Александр Минкин. Русские или россияне? // Московский комсомолец, 2016, 03 ноября
7. http://rg.ru/2012/01/23/nacvopros.html




Орест Захарович Муштук –
кандидат исторических наук, профессор,
заведующий кафедрой политологии.
Университет «Синергия»
Опубликовал Politolog, 29-10-2017, 14:22
0
Уважаемый посетитель, в данный момент Вы зашли на этот сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Личный кабинет