Пенсионеры в России - люди не бедные?

Пенсионеры в России -  люди не бедные?«Мы не знаем общества, в котором живем». Это признание Ю.В. Андропова в начале своей недолговечной карьеры генсека ЦК КПСС не утратило своей актуальности и сегодня. На самых верхних этажах, как федеральной, так и региональной власти имеют весьма смутное представление не только об «эксклюзивности» нашего общества и присущих ему детерминантах, но и о том, как живет народ, каков реальный уровень его благосостояния. Не случайно Президент РФ В.В. Путин, выступая на совещании с членами правительства 19 сентября 2016 г. подчеркивал, что им (министрам) «нужно учитывать не среднестатистическое, а реальное положение российских семей и уровень их доходов». В том числе положение одной из самых массовых категорий россиян – пенсионеров, численность которых составляет 42,7 млн. человек или около 30% всего населения.

В апреле 2016 г., выступая на заседании Общественной палаты РФ, министр труда и социальной защиты РФ Максим Топилин заявил, что с точки зрения формальных признаков бедных пенсионеров у нас нет - все они получают доплаты до прожиточного минимума, и это норма законодательства. Если взять средний размер пенсий по старости, который на конец 2016 г. составлял 12 830 руб., то окажется, что это даже намного больше прожиточного минимума, установленного для пенсионеров согласно сентябрьскому (2016 г.) постановлению правительства за подписью Д.А. Медведева в 8163 руб. В текущем году эта среднестатистическая разница станет еще больше – как заявила на совещании главы правительства со своими заместителями 23 января 2017 г. вице-премьер Ольга Голодец средний размер пенсий в РФ к концу этого года достигнет 13 тыс. 620 руб., и превысит прожиточный минимум пенсионера примерно на 60%.

Если исходить из того, что рассчитываемый властями прожиточный минимум представляет собой границу (порог) бедности, то надо признать, что формально (номинально) пенсионеры с пенсией, в денежном выражении превышающей этот минимум на 4-5 тысяч руб., люди, хотя и не богатые, но и не бедные. А раз не бедные, значит, зажиточные и проблем как свести концы с концами у них не существует. По крайне мере, такой вывод сам по себе напрашивается из выше приведенного утверждения М. Топилина.

Но так ли это на самом деле? Ответ на этот вопрос более чем убедительно дает социальный эксперимент главы Черновского сельского поселения Ленинградской области В. Овлаховсого, который поставил перед собой цель прожить целый месяц (с 01 по 31 декабря 2015 г.) на 7800 руб. (региональный размер МРОТ, практически равный прожиточному минимуму пенсионеров), питаясь по нормативам потребительской корзины (0,5 яйца, 900 г молока, 160 г мяса, 50 г рыбы, 240 г картофеля и т. д. в день). В итоге, пишет чиновник, денег «хватило только на три недели. С 20 декабря пришлось сидеть на одной воде… Спасибо друзьям — помогли дотянуть до Нового года: подарили рыбу, картошку и капусту». Общий вывод Овлаховского, похудевшего за время эксперимента на 15 кг, сводится к констатации двух фактов: а) «полноценно питаться на минималку нельзя». Хотя прожить, конечно, можно, но без мяса, рыбы и фруктов, употребляя в пищу одну картошку и крупы; б) нормы потребительской корзины (а стало быть и их цена) «очень занижены» [1]. При чем по сравнению с реальным прожиточным минимумом занижены, как считают эксперты, в 2-2,5 раза.

Здесь важно также заметить, что Овлаховский на минималку только питался. Не платил за услуги ЖКХ, не покупал лекарства. И тем не менее «не выжил». Но не «выживают» не только те, чья пенсия не превышает прожиточный минимум, но и те, у которых она даже выше среднестатистической по стране. Вот что пишет по этому поводу пенсионерка из Волгограда Галина Тинякова: «Я всю жизнь была экономистом, ушла на заслуженный отдых в 65 лет, заработав пенсию в 14 600 руб. На эти деньги жить нельзя. Посчитайте сами: обязательные платежи (коммунальные услуги, телефон) – 6000 руб., жизненно необходимые лекарства (а у меня букет заболеваний) – около 5 000 руб. Чем можно питаться на оставшиеся гроши, я не знаю. Фрукты, овощи, кусок мяса – это просто непозволительная роскошь. И теперь в свои почти 70 лет я вынуждена пойти работать уборщицей, чтобы хоть как-то сводить концы с концами» [2].

Точно в таком же ключе высказывается и инженер из Нижнего Новгорода, ветеран труда с большим стажем Валерий Милашевский, который получает пенсию, составляющую со всеми надбавками 12 тыс. руб. У супруги, тоже ветерана труда, итого меньше – 8 тыс. руб. Оклад на машиностроительном заводе, где он продолжает трудиться, тоже не велик – примерно равен пенсии. «Вот и получается, - пишет Милашевский, - что нормально не проживешь и ни на одну пенсию, и ни на одну зарплату. Только соединив их, можно получить хоть какие-то приемлемые деньги. А хочется и самим жить, а не доживать, и детям помочь. Но платежи за «коммуналку», цены на продукты и лекарства растут куда быстрее, чем пенсии…» [3]. В результате реальные доходы населения, в том числе пенсионеров, продолжают сокращаться - на целых 13% за последние два года.

И когда на этом секвестрирующим доходы фоне правительство принимает решение не индексировать пенсии работающим пенсионерам, то у них, как пишет уже упоминавшаяся выше Галина Тинякова, - «вера в справедливость нашего государства исчезла совсем». При этом добавляет с возмущением: «Это же надо-ведь кому-то в голову пришла такая «замечательная» мысль найти «богачей», за чей счет можно латать дырки в бюджете! Как будто для пенсионеров работа – это хобби, как будто я иду махать шваброй ради собственного удовольствия. Нет. Это жизненная необходимость. Работаю на издохе…» В заключение Тинякова обращается к редакции еженедельника с просьбой: «Скажите министру, что он прав: у нас нет бедных пенсионеров. Они у нас нищие». Живут по формуле трех «Д»: доедают, донашивают, доживают.

С учетом всего сказанного следует признать, что нынешняя политика правительства в области пенсионного обеспечения не дает реальной возможности пенсионерам выйти за рамки жизненного уклада, построенного на принципе: «не до жиру, быть бы живу». И то, что наши пенсии обеспечивают де-факто, в науке именуется воспроизводством физического компонента стоимости жизни. И сводится к удовлетворению (причем только на минимально возможном уровне) исходных физиологических нужд человека (а, по сути, к массовому воспроизводству бедности, балансирующей на грани с нищетой).

Но если взять уровень пенсионного обеспечения бывших «слуг народа» (чиновников, судей, прокуроров, депутатов и т.д.), то в данном случае наш министр труда и социальной защиты окажется прав – среди этой категории пенсионеров бедных действительно нет. И находясь на заслуженном отдыхе, как и во время «служения народу», они своими доходами и благами образуют богатое меньшинство, которое все дальше дистанцируется от народа и живет по самым высоким западным стандартам. Здесь уместно привести перифраз Владимира Маяковского устами vip-персоны – «Горжусь я тем, что вышел из народа, и счастлив тем, что вышел навсегда!»

____________________
1. http://www.inpearls.ru/861621
2. Галина Тинякова. Бедных пенсионеров нет? // АиФ. 2016, №22
3. http://www.aif.ru/money/opinion/nashli_na_kom_sekonomit??source=subhealth


Орест Захарович Муштук –
кандидат исторических наук, профессор,
заведующий кафедрой политологии.
Университет «Синергия»
Опубликовал Politolog, 31-01-2017, 15:44
0
Уважаемый посетитель, в данный момент Вы зашли на этот сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код: *

Личный кабинет