Надзирать и наказывать: Рождение тюрьмы

Надзирать и наказывать: Рождение тюрьмы

Книга «Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы» («Surveiller et punir: Naissance de la prison) была написана известным французским философом и историком Мишелем П. Фуко и опубликована в 1975 году.

В своей работе М. Фуко поднимает проблему власти, раскрывая свою точку зрения и рассматривая власть как «стратегию», которая дисциплинирует и управляет массами индивидов. Для этого он анализирует историю уголовного преследования и динамику практик наказаний во Франции с XVIII века, и последовательно иллюстрирует, как и при каких обстоятельствах происходил переход от смертной казни и телесных пыток как наказания за преступления (зачастую весьма изощренных) к заключению преступников под строгий тюремный надзор.

Повествование начинается с детального описания жуткой публичной казни Робера-Франсуа Дамьена – человека, который совершил покушение на Людовика XV в 1757 году. До XVIII века субъектом казни в большей мере являлось тело человека. Жестокие пытки и казни в те времена проводили как открытые зрелищные события, целью которых было преподать урок и предотвратить участие людей в преступлениях. Далее М. Фуко описывает упорядоченный распорядок дня для «Парижского дома несовершеннолетних заключенных», принятый спустя несколько десятков лет после этого случая. Автор отмечает, что за этот период, который длился менее века, во всей Европе произошли кардинальные изменения, касающиеся уголовного правосудия. Главное изменение, которое он отмечает – постепенное исчезновение публичных казней с использованием пыток; изменяется социальная природа наказания – субъектом становится душа человека, а не тело. В целом, многие объясняли эти события с точки зрения «гуманизации» уголовно-исполнительной системы. Однако М. Фуко был против такой интерпретации: он пишет, что произошедшие изменения – это часть стратегии властных структур государств, направленной на подчинение.

Автор книги утверждает, что постепенно устанавливается новый, современный вид власти, который кардинально отличается от предыдущего. Такая власть универсальна и экономна (отменена дорогостоящая казнь, наказание заменяется на заключение в тюрьмах, что гораздо экономичнее для государства). Особенностью новой, современной власти, является так называемая «процедура захвата тел». К каждому человеку появляется индивидуальное внимание, его тело вызывает особенный интерес – над ним осуществляется полный контроль, его делают «послушным» и полезным для обеспечения механизмов власти.

Власть в трактовке автора – это некий анонимный механизм, который пронизывает все сферы жизни общества и незримо присутствует во всех социальных институтах. Он вводит в оборот понятие «микрофизика власти»; ее поле действия распространяется между большими делами власти и собственно телами с их материальностью и присущей ей силой. Власть порождает знание. Как пишет сам Фуко, «власть – это стратегия, а не достояние, это механизмы, маневры, тактики, техники, действия».

Средством постоянного контроля над людьми является дисциплина, которой Фуко уделяет одну из частей своей книги. Он рассматривает ее в контексте эволюции методов надзора над отдельным человеком. По мнению Фуко, «исторический момент дисциплины – это момент, когда появляется искусство владения человеческим телом, которое направлено не только на увеличение его ловкости, сноровки, усиление его подчинения, но также и на формирование отношения, которое в самом механизме делает тело тем более послушным, чем более полезным оно становится, и наоборот». Дисциплина должна делать обеспечение власти как можно более дешевым, и при этом ее действия должны распространяться как можно дальше и шире. Таким образом, возникает так называемое «дисциплинарное пространство», в котором каждому индивиду отводится свое место и роль. Как пример, автор рассматривает различные общественные институты, существовавшие в XVIII веке – такие, как школа, армия, больница, тюрьма, завод – и сравнивает их с такими же в XVII веке. По его мнению, у всех изменений, которые были внесены за столетие, включая даже архитектурные, была только одна цель – усиление системы контроля и наблюдения, и, следовательно, подчинения.

Рассуждая о тюрьмах в контексте социальных институтов, Фуко утверждает, что их основной задачей является не лишение человека свободы, а трансформирование его поведения и поступков, изменение самой его личности. В его понимании, тюрьма должна подавлять в человеке его аморальные и асоциальные наклонности, а также прививать те, которые желательны для общества, а достигается все это при условии «всеподнадзорности». Здесь Фуко придерживается идеи «паноптизма», которую он позаимствовал у английского философа И. Бентама, суть которого можно свести к тому, что абсолютно все социальные институты должны быть устроены таким образом, чтобы осуществлять тотальный контроль за всеми сферами общественной жизни. Поэтому заводы, больницы и казармы похожи на тюрьмы, и наоборот.

Таким образом, М. Фуко, рассматривая изменения, которые происходили в массовом сознании, отказывается признавать переход от пыток и публичных казней к заключению преступников в тюрьмах как гуманизацию общественного сознания и системы правосудия. Эти явления, обычно стереотипно оцениваемые как «рост гуманности» и переход к цивилизованности, на самом деле были повышением подчинения социальной жизни. Общество и власть по-прежнему судят о преступниках как об антагонистах, которые заслуживают соответствующего наказания за свои деяния. В их сознании преобладают давние традиции теорий общественного договора, согласно которым, любой человек в рамках договора с обществом не имеет права нарушать законы, а нарушивший их является врагом общества и не имеет права искать снисхождения.

Некоторые исторические аргументы, которые приводит М. Фуко в своей книге, предвзяты: тот вариант исторического развития, который он описывает, можно применить к Франции, однако в Великобритании, США и Германии история развивалась не совсем так. Нельзя применить его идеи, чтобы описать развитие общества в Америке, потому что все изменения, вызванные усовершенствованием технологий, развитием предпринимательства и ростом популярности средств массовой информации, не поддаются объяснению. Опыт США нельзя оставлять без внимания, потому что он является частью западного опыта. Также можно отметить, что примеры, приведенные им в доказательство верности его теории, во многом не обоснованы. Например, Бентамовский «Паноптикум» скорее описывает средневековую теорию всевидящего Бога, но не силовую систему общества XIX в.

Книга «Надзирать и наказывать: Рождение тюрьмы» стала очень популярной в самые кратчайшие сроки. Идеи, которые заложены в данном труде, дали толчок для исследований учеными природы власти и ее механизмов. Можно с уверенностью сказать, что М. Фуко сделал огромный вклад в развитие всей современной политической теории, а также дал импульс исследованиям, которые посвящены проблемам социальных институтов (тюрьм, школ, армии, и др.). Описываемый им образ тюрьмы, который ранее рассматривал из почти забытой работы И. Бентама «Паноптикум», стал символом современного западного мира, просматриваемого всевидящим оком власти.

Рецензию подготовила студентка 4 курса факультета истории, политологии и права МГОУ, направления "Политология" Ю. Казимирова
Опубликовал kazimirova21, 26-04-2016, 22:58
0
Уважаемый посетитель, в данный момент Вы зашли на этот сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код: *

Личный кабинет